Петька и Василий Иванович - Рассказы - Петька и Василий Иванович в мире World of Tanks - Часть 2
Меню сайта
Мини-чат
200
Петька и Василий Иванович в мире World of Tanks
Часть вторая
by Чапаевец

Фоксваген, постукивая давно несмазываевыми деталями, медленно ехал про улицам города. Чапай и Петр внимательно осматривали черех окна мостовые. Гражданского населения в Гадюкино не наблюдалось. Да и Гадюкино стало какое-то... незнакомое. Петька недоумевал, куда делся сельсовет, банька, пасека... магазин, наконец. Чапай тоже даже приблизительно не знал, куда он едет, но, как и положено командиру, с суровым видом ехал куда-то вперед. И как оказалось, ехал верно. Фольксваген медленно выехал на большую круглую площадь с очерченным белым кругом, в котором на высоком флагштоке развевался незнакомый флаг - зеленый, со странной буквой, похожей на Т. Чапай остановился прямо у флагштока. Герои вылезли и, здрав головы, начали изучать флаг.
- Что-то незнакомый флаг, Василь Иваныч... У беляков такого вроде не было... Чей это, как думаете?
- А шут его знает... Вроде бы не американский... Хотя американский как выглядит, я не помню. Может, немецкий? Тут, судя по технике, немцев просто до черта.
- А может, Василь Иваныч, пока мы с инопланетянами разбирались - у нас и флаг советский сменился?!
- Ты чего несешь-то, Петруха? Какой-такой новый флаг? Советский флаг - это всегда большое красное знамя! Кумач - это всегда советский флаг!
- Ну как же, Василь Иваныч, всегда? А тот китайский, который мы с вами видели?
- Так то разве кумач?! То была китайка!
И тут... опять... опять... опять... за целый день послышался хорошо знакомый рокот. На площадь медленно и неуклюже въезжал огромный квадратный Шерман, похожий нак представительного, неоторопливого сенатора в тройке и с дорогой сигарой во рту. Не сговариваясь, оба героя - комдив и ординарец - юркнули в фольксваген. Чапаев спешно начал заводить мотор.
- Заводите, Василь Иваныч, заводите!
- Да не кричи ты так... Я и завожу.
- Ну так... заводите!
- Я и завожу!
- А что ж не заводится?!
- Откуда я знаю!
- А если... если не заведем?
- Тихо!!! - вдруг во все горло закричал Чапаев и, схватив Петьку за загривок, пригнул ему голову. И пригнулся сам.
Петька затих от неожиданности. Через несколько секунд он осторожно спросил:
- Василь Иваныч... А что это вы делаете?
- Тихо, Петька, тихо. Прикинемся хламом. Пусть танкисты подумают, что мы просто мирный советкий... фольксваген. Стоим, ржавеем, никого не трогаем...
Чапаев осторожно поднял голову. Шерман действительно не обращал на застывший у древка автомобиль никакого внимания. Он проехался по площади и встал неподалеку как почетный караул. Чапаев снова начал дергать ключ. Двигатель сипел, но упорно не желал заводиться. Чапаев продолжать крутить ключ. Он был весьма спокоен, и только усы его как-то поникли, а на лбу появилась испарина.
- Вы это... не беспокойтесь, товарищ Чапай... Он же нас не видит... пока.
- Не беспокоиться... не беспокоиться... Спасибо, Петенька... Кто бы говорил... Вот когда доедем... до Якутии... вот тогда... я... успокоюсь... - говорил Чапай, раз за разом поворачивая ключ.
И тут случилось самое страшное. Танк дернул башней. Он еще даже не повернул ею. Но оба героя в машине поняли еще до того, как Шерман развернул ствол что он их обнаружил. Рация ли это была или вдруг Шерман что-то вспомнил - было уже неважно. Башня стала разворачиваться. Она поворчаивалась какие-то секунды, но оба героя, расширив глаза, видели это как в замедленной съемке. За это время Петька некстати вспомнил, как они с Чапаем отбивались от похожего броневика на чердаке, пожалел о загубленной молодости, с тоской вспомнил Анку, посмотрел кино из кадров своей жизни, понадеялся, что похоронят их на Красной площади и позлорадничал, что Фурманову теперь придется класть каждое 7 ноября цветы на его могилу.
Чапай же в досаде пнул автомобиль, выругал его такими словами, которые может знать только командир Рабоче-Крестьянской Красной Армии и в сотый раз повернул ключ.
Такие чудеса бывают только в сказках. А также фильмах и компьютерных играх. То ли выведенный безостановочными попытками Василия Иваныча, то ли вразумленный его отеческими словами - фольксваген не просто завелся, а буквально взревел.
- Де-э-э-э... - закричал Чапай, давая задний ход. А вот "...ржись" сказать не успел. Крик его потонул в шуме пролетевшего рядом снаряда. Петька готов был покляться, что увидел, как в полуметре от него пролетел огненный цилиндр, оставив за собой серую дымную полосу. Потом Петька даже рассказывал Анке, что снаряд обжег ему щеку, но это, конечно, была ерунда - окна-то в машине были закрыты.
Чапай резко остановил машину и развернулся. Петька дважды дернулся, как получившая сильный толчок неваляшка, а перед глазами его все поплыло. Чапаев же снова дал по газам и помчался в город.
...и увидел прямо перед собой не подозревавшую ПТ, которая выехала из-за угла.
Особо раздумывать в секунды опасности Чапай не привык (как и вообще особо раздумывать). Из неведомых глубин подсознания родился единственный подходящий выход. Он открыл дверцу со стороны Петьки и крикнув: "Прыгай, Петруха!" (правда, сам Петька позже утверждал, что слышал что-то, отдаленное похожее на "пыыыыааааууу!..."), вытолкнул ординарца из машины. И если бы не уникальный опыт, годами отработанный Петькой на кузьмичевской пасеке, когда приходилось, уворачиваясь от дроби, группироваться мышцы перед падением за пол-метра до земли - думается, героический комдив навсегда лишился бы своего не менее героического ординарца.
Чапаев же вжал газ по полной и, раскрыв дверь, выскочил со своей стороны. Перевернувшись на земле, он наконец остановился, увязнув в мягкой бурке. Фольксваген же на полном ходу влетел в ПТ. Длинный металлический ствол без труда пронзил лобое и заднее стекла, и автомобиль, нелепо дернувшись, как насаженная на булавку гусеница, с металлическим визгом заскрежетал по броне. Ошеломленная ПТ остановилась, а потом неуверенно дала задний ход - но немецкий жук, насаженный на пушку, сидел прочно. Эту сцену увидел и Чапаев, подняв оцарапанную голову с земли. Медленно он достал из кармана верный маузер и, перевернувшись на спину, прицелился:
- Ну что, чучело... Чапай так просто не сдается.
Вылетевшая из маузера пуля через доли секунды пронзила бензобак фольксвагена. В итоге бензиновые пары, накопившиеся в полупустом баке, сдетонировали... И через несколько секунд потерявшая запас прочности пэтэха жалко полыхала с насаженным, как на вертел, "жуком". Момент был эпическим как речи Фурманова на Первомай после стопаря портвейна.
Но за каждым эпическим моментом потом следовало жестокое похмелье.
Петька, спотыкаясь на свежей траве, побежал к Чапаю и упал прямо на колени перед лежавшим без движения командиром:
- Чапай! Василь Иваныч! Ты в порядке?
- Я-то в порядке, Петька... - охнул чапаев, потирая ушибленные места, - а вот что делать с этой образиной? - и он кивнул на неспешно подходящий к ним Шермана...
Петька закусил губу, кое-как помог Чапаю встать и стал дергать его за рукав:
- Бежим, товарищ комдив!
- Куда бежим-то, дурень! - грубо оборвал его Чапай. - В город? Там он нас как куриц подстрелит. А ну, быстро шуруй ему взад!
Несмотря на серьезность момента у Петьки в голове промелькнули нехорошие мысли - не слишком ли сильно ушибся командир при падении?
- В каком смысле?
- В том самом! Давай, на броню ему забирайся, не будет же он сам по себе палить!
- А вы?
- А я тебя прикрою, - ответил Чапай, подняв маузер.
Впервые в жизни Петька понял, что фраза "я тебя отсюда прикрою" может служить в чапавских устах не только отмазкой, чтобы не ходить вместе на задание. Спорить не приходилось. Петька вскочил и во всю прыть помчался кругами вокруг Шермана. Чапаев же забежал за груду искореженного металла и поднял маузер:
- Ну, болван чугунный, сейчас посмотрим, кто кого. Нет такого танка, который бы Чапая взял! И не будет никогда!
Выстреленная пуля отскочила от брони, мигнув белой искрой. Вторая ударила чуть ниже. Чапаев посылал пулю за пулей, пытаясь сквозь дым от выстрелов попасть бойницам. Непонятно, удалось ли ему это или нет, но танк, взревев от полной скорости, помчался к нему.
Летящий на всех парах стальной монстр на мгновение напомнил Чапаеву подобную ситуацию, когда Петька сделал первоапрельскую шутку и выпустил из загона черного бычка Миколу. Сходство дополнялось тем, что бычок в тот раз тоже полетел из загона прямо на беззащитного Чапая. Вот только на сей раз рядом не было подходящего дерева...
Проклянув всю мировую Антанту в целом и танкостроителей в частности, Чапаев предпринял глупую, но единственно возможную попытку - бросился из укрытия к городу прямо через площадь. Эти секунды показались ему вечностью. Ноги как будто налились металлом, а Шерман ревел буквально из-за спины. Не добежав до угла и половины, Чапай увидел вылетевший ему навстречу Тигр.
"ОПЯТЬ?!!"
- Ну, это уже слишком! - сказал вслух Чапаев и упал.
И грянул гром, но кто выстрелил, Чапаев уже не узнал.

***
Тонкая, звонкая тишина настала на этой земле. Мир казался тонкой ниточкой между двумя сферами реальностей. Дул ветерок. Чапаев лежал, уткнувшись носом в землю, и думал: "Если загробная жизнь существует - хотя вроде Ленин говорил другое - то она мало чем отличается от земной. Или земная жизнь - это и есть та, что загробная? Только для мертвецов? Вот бы Ильича спросить... Стоп! А ведь он, надо полагать, уже здесь, а значит, в курсе. Надо только попросить, чтобы к нему отвели. Как там Фурманов рассказывал, кто тут главный-то... Ах да, святой Петр. Такой большой, красивый, с бородой. Он поможет. Он вот-вот спустится к новоприбывшему, склонится и скажет..."
- Василь Иваныч... А, Василь Иваныч...
Чапаев неторопливо перевернулся на спину и, щуря глаза, приоткрыл веки. Над ним склонилась конопатая рожа ординарца.
- Василь Иваныч... А вы живы?
- Да, святой Пе... Тьфу ты... Да, Петруха, жив, жив... Помоги встать! И да, что случилось?
- Да уж лучше сами посмотрите, - кряхтя, сказал Петька, поднимая командира.
Чапаев протер глаза и окаменел. Прямо перед ним в какой-то паре метров стояли врезавшиеся друг в друга Тигр и Шерман, похожие на сцепившихся в смертельной схватке мертвецов. Дуло Шермана угодило Тигру прямо между корпусом и башней, из-за чего последняя перекосилась и ствол пушки неестественно смотрел в сторону. На Шермане догорало какое-то огромное полотнище.
- Так, Петр... Рассказывай, что тыт тут наделал.
- Ну, я вижу - танк на вас летит. Думаю, надо как-то его остановить. Я бегом к флагу - шашкой рубанул и снял его с древка. Решил ему на щели накинуть, чтоб обзор закрыть. Тут гляжу - вы дуром к городу мчитесь, а танк развернулся - и за вами! И прямо на меня летит. Ну, я на шест взобрался, выждал момент - и с флагом ему на броню и спрыгнул, когда он мимо пролетал.
Чапай внимательно посмотрел на ординарца и изрек:
- Глупо! Я, конечно, знал, какие тебе оригинальные идеи в голову приходят, но это... Это даже русский квест побьет. А почему ты окоп вокруг танка выкопать не догадаля?
- Так ведь сработало, - развел петька руками.
- Вот я и пытаюсь понять - КАК сработало?!
- Да, дело техники... Я ему флагом пол-корпуса закрыл - он и ослеп. А тут как раз второй танк вылезает. А этот, ну который слепой, хода не сбавляет и летит себе дальше. И соскочил, гляжу - он прямо над вами пролетает в тот, второй - бац! Бум, бух, быдыщ, быдыщ!..
- Достаточно, Петр. - сказал комдив. - Самое интересное в твоем плане было то - что он сработал.
- По-другому и не бывало, Василь Иваныч! - довольно сказал ординарец, не уловив иронии. Главное, чтобы теперь другие танкисты сюда не заявились.
- Не заявятся, - сурово заявил Чапаев. - Последние эти гады были, сердцем чую.
- Интуиция, товарищ Чапай?
- Прозрение, Петр! Я тут, пока на земле лежал, кстати, такое видел...
- Что?!
- Неважно. Важно, что теперь вы родное Гадюкино НАВСЕГДА от врага освободили!
Чапай развернулся к древку, которое стояло на поле, повел рукой и пафосно заговорил:
- Отныне, Петр, на этом месте всегда будет развеваться один флаг - Красное Знамя Российской Советской Со-ци-а-лис-ти...
- Мальчики! - раздался голос сверху. - Наконец-то! Сколько я ж вас искала, если бы вы знали.
- Анка?! - задрал голову Петька. - Аннушка! Наконец-то! А я уж думал, куда ты делась.
- А, Анка. Вовремя ты, что называется. Куда ж ты нас потеряла? А мы тут только-только Гадюкино от иностранной оккупации освободили. Можешь людей обратно звать, сейчас отмечать будем.
- Какое Гадюкино, мальчики? - с удивлением спросила Анка. - Вы вообще знаете, где вы?
- Ну... - в голове у Чапаева вдруг замелькали страшные вопросы и неприятные подозрения. - А это что... не Гадюкино?
- Нет, ребятки, извините, что я вас не туда телепортировала. Просто когда вы в лифт внезапно сиганули, объектностабилизационные установки сбились, и вас вместо Гадюкино куда-то в недра Интернета закинуло. Я, пока вас искала, буквально пол-сети переворошила!
- Как не Гадюкино!!! - взревел Чапай.
- Как не Гадюкино! - менее впечатляющим, но не менее оскорбленным голосом возопил Петька.
- Не совсем понимаю, мальчики, что вы тут устроили, но об этом вы мне потом раскажете. Фурманов тут вас уже совсем дождался, да и Кузьмич все глаза выплакал. Не шевелитесь - сейчас верну вас к нам в деревеньку.
- Нет уж, погоди! - продолжал кипятиться легендарный комдив. - Что ж получается: какая-то сволочь взяла да и забросила нас запросто так абы куда, где тут на нас три танковых корпуса пошли в упор, а мы так это оставим. Да я тут каждый куст переворошу, а виновного найду. Ох, узнаю я, кто это нас все время бросает, ох узнаю, я его...
Конец филиппики командира потонул в треске и шуме фиолетовых молний, которые охватили героев-танкоборцев и с громким хлопком переместили их в другую реальность, оставив лишь примятую траву на месте недавнего ожесточенного боя. Мир WoT снова вернулся к нормальной жизни.

Начало
Форма входа

Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Сегодня на сайте были:
Баннеры